?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Воспоминания о 14 партсъезде. К 85-летию его проведения.
parmen_posokhov
Вначале сделаю два необходимых отступления.
Как же мне набило оскомину слушать постоянные, безостановочно несущиеся со всех сторон до сих пор проклятья в адрес «Вождя народов». То, что он «кровавый тиран», а также «посредственность», но вместе с тем гений аппаратных интриг, сумевших подковерными технологиями переиграть одного за другим таких «гигантов мысли», как Лев Давидович Бронштейн-Троцкий, Григорий Евсеевич Апфельбаум-Зиновьев, Николай Иванович Бухарин и т.п. мы слышим едва ли не ежедневно. Эта тема для либералов всех мастей вечна. Что, кстати, только констатирует слабость их позиций в историческом плане, ибо подобные заклинания есть не что иное, как попытка страуса зарыть голову в песок и уйти от действительности, где давно уже пора произвести беспристрастный анализ сути явления под названием «товарищ Сталин», откуда и почему оно (явление) возникло, случайно ли оно, или является некоей революционной закономерностью, и главное, не исключено ли его повторение в ближайшей исторической перспективе.

Второе отступление связано с воспоминаниями детства и юности. Я очень хорошо помню интеллигентские «кухонные разговоры» московской технической интеллигенции, так как вырос в этой среде. Товарищ Сталин пользовался у нее «большой популярностью» именно как кровавый тиран, извратитель ленинизма и источник всех бед. Так, например мой дядюшка, полковник и преподаватель одной из академий, сетовал, что западногерманский полковник живет на уровне советского министра и может каждый день употреблять коньяк, а вот он всего лишь раз в неделю. Виноват в этом был, конечно, товарищ Сталин, неправильно организовавший страну. Ему вторил друг нашей семьи, зам директора по науке крупного оборонного «ящика». Этот, правда, не коньяк хотел каждый день употреблять, он больше наседал на кубинский ром «Гавана Клаб», который почему-то продавался в отечественных магазинах по цене водки, но, к счастью для научного работника, большой популярностью у пролетариата не пользовался, и посему встречался в открытой продаже. Честно говоря, интерес к кубинскому рому я со временем перенял, вот только ром куда то напрочь испарился. А вот ненависть к Сталину нет, хотя старшие товарищи и приложили к этому массу усилий. Дядюшка даже подсунул мне и отдал в бессрочное пользование Стенографический отчет Процесса Право-Троцкистского блока, или «Бухарина» в простонародье. Что и говорить, книга произвела на меня колоссальное впечатление. Во-первых, тем, что на ней стоял штамп Центральной Детской Библиотеки (вот, оказывается, с каких пор сталинисты начинали обработку населения против врагов народа). Во-вторых, прочитанным текстом и сделанными лицами со скамьи подсудимых признаниями. Это просто ошеломляло. Хотелось все новых и новых открытий, и новых ощущений. И я решил менять бесконтрольно оказавшийся в моих руках «острополитический материал» на аналогичный. Но не тут то было. Оказалось, что я стал обладателем серьезного раритета, а все равноценные ему аналоги давно изъяты из широкого доступа. Это не то же самое, что обмен импортных пластинок. Приобретя в свое время за 40 рублей диск Сузи Кватро, я умудрился путем обмена послушать и переписать всю рок-классику, а вот здесь поначалу не срасталось. Населению оказалось куда проще читать популярные изложения прошедших событий в популярных изданиях, чем копаться и прорабатывать первоисточники (Сейчас, кстати, все аналогично). Но со временем дело наладилось. И однажды я путем обмена стал на целые две недели обладателем Стенотчета 14 партъсъезда. И вот с этого момента все усилия моих старших товарищей, упорно посвящавших меня в ужасы сталинизма, пошли прахом. Не срасталось прочитанное с версией о «посредственности» и аппаратном интригане, подковерными интригами взявшего власть. Все оказалось куда глубже, так глубоко, что до сих пор докопаться не могут, хотя в последнее время появилось ряд серьезных работ на эту тему.
А мои «наставники» - критики извращения ленинизма, с началом перестройки дружно перешли в либеральный лагерь, приветствовали развал СССР, после чего коньяка в баре у одного из них не прибавилось, а «Гавана Клаб» для второго вообще исчез с прилавков.

Итак, что же произошло на 14 Партсъезде? Если говорить вкратце, как учили в школе, то на нем был взят курс на построение социализма в одной стране, индустриализацию и разгромлена так называемая «Ленинградская оппозиция», выступившая против Генеральной линии партии. Но нигде не говорится главного – На этом съезде произошло Явление нового Вождя народу. Настоящего вождя, имеющего полную и ошеломляющую поддержку в партии. Двух лет не прошло со смерти вождя прежнего, а преемник уже появился. Появился куда раньше, чем наступил съезд, который это только зафиксировал.
Я бы много дал, чтобы еще раз прочитать эту книгу, но вот взять ее негде. У знакомых нет, а власть не печатает. И, скорее всего, не дает печатать. Мешает эта книга новой мифологии, ой как мешает.
И что же там такого было? А прежде всего развитие событий, как в хорошем историческом романе. Сейчас по памяти я попробую воспроизвести краткое содержание.
Я не буду разбирать идеологические разногласия, кто чего там предлагал. На съезде шла борьба за власть, причем одна из сторон не понимала, что заранее обречена. И вот ход этой борьбы осветить стоит.

Все началось как обычно. Сначала, как и положено Генсеку, в первый день выступил Сталин с Политическим отчетом, тут же, следом, съезд заслушал Орготчет Молотова. И на этом стандартное течение событий закончилось. Ленинградская делегация потребовала Содоклад, с которым намеревался выступить Г.Е.Зиновьев. Имела право, и это право было удовлетворено. В повестку следующего дня был включен содоклад Зиновьева.
Как это все отличалось от того, что наблюдали мы в Брежневскую эпоху. Да, без сомнения, и Сталин, и Молотов, и Зиновьев свои доклады зачитывали. Но то, что происходило при обсуждении, приводило в восторженный шок. Депутаты из разных лагерей «мочили» друг друга с ходу, без бумажки. Креатив просто восхищал.
Зиновьев говорил хорошо, убедительно. Прямо Сталина не критиковал. Главный удар он обрушил на Бухарина, с его правым кулацким уклоном и лозунгом «обогащайтесь», который не вызывал почему то отторжения у Политбюро (читай Сталина). Содоклад Зиновьева сопровождался аплодисментами Ленинградской делегации. В стенотчете вообще очень хорошо отражалось, кто и как аплодировал, кто какие реплики произносил. Так, например, когда в прениях выступали сторонники Сталина или Бухарина, то их речи сопровождались «аплодисментами», а когда сторонники Зиновьева, то «аплодисментами ленинградской делегации».
Зиновьев говорил часа так четыре под «аплодисменты ленинградской делегации». Потом был объявлен перерыв, после окончания которого слово было, естественно, предоставлено Бухарину. Тот по времени говорил еще больше, как понимаете сами, без бумажки. Подготовить ответ в письменном виде времени у него не было. Что и говорить, соратники Ленина были все без исключения хорошими ораторами.
Фактически это был второй содоклад. После чего пошли прения, с применением запрещенных приемов. Стали оглашаться вслух перехваченные письма, конфиденциальная информация, на личности перешли. Все это мы в ЖЖ наблюдаем, времена меняются, а вот человечество нет. Не стесняется свои пороки и мелкие страстишки выносить на всеобщее обозрение.
Помню, как зачитали письмо одного партийца к другому на тему «почему старуху (Крупскую) перестали печатать». Типа того, что она после смерти мужа писать хуже что ли стала? А «старуха» между тем косвенно поддержала Зиновьева. По ее мнению внутрипартийная демократия по Ильичу и заключается в том, чтобы дать высказаться всем, за что ее Феликс Эдмундович так с трибуны «огрел», что ей пришлось еще раз на нее выходить и оправдываться.
Cторонников у Зиновьева хватало. Помимо неразлучного Каменева(Розенфельда) за него был Григорий Сокольников(Бриллиант), которому СССР был обязан введением золотого червонца, командующий Сибирским военным округом Лашевич и многие другие. Драка шла в основном между ними и сторонниками Бухарина. Любопытно как себя вели два других самых крупных партийных деятеля. Они молчали. Троцкий за весь съезд всего одну фразу произнес, да и то, когда к нему, безмолвно сидящему в президиуме, обратились напрямую. До поры до времени молчал и Сталин. Солидно молчал, до поры до времени, как и положено было Вождю.
Аргументы у Зиновьевцев были весомые. Они хорошо подготовились заранее, в отличие от Бухаринцев, которые отвечали экспромтом. А большинство съезда, смею взять на себя это смелое предположение, мало чего понимало, и оживлялось только в моменты перехода на личности или оглашения очередного приватного компромата.
Главный удар наносил Каменев. Говорил он долго, очень хорошо и убедительно. Съезду понравилось. Если в начале его речь сопровождалась «аплодисментами ленинградской делегации», то в конце ему аплодировал весь съезд. И вот в этот момент ему, и, скорее всего, всем его соратникам, показалось, что до победы остался один шаг. И он его сделал, продемонстрировав совершенное непонимание реально сложившейся ситуации. Когда его из зала спросили, чего они добиваются ( в доказательство моего тезиса, что большинству делегатов дискуссии между Зиновьевцами и Бухаринцами были «по барабану»), Каменев потребовал смещения Сталина с поста Генсека. И вот тут началось!
- Вот чего они добиваются!
- Раскрыли карты!
- Сталина, Сталина, - кричало большинство съезда, устроившее Генсеку овацию.
Это был разгром.
Дальше Сталину оставалось только зафиксировать победу.
И он мастерски это сделал это в своем заключительном слове.
- Чего они (Зиновьевцы П.П) хотят? Они хотят крови Бухарина! Не будет им крови Бухарина! (бурные продолжительные аплодисменты). Бухарчик – наш теоретик!
……..
Ну и морально раздавил оппонентов.
- А я и не знал, что у нас в партии до сих пор пещерные люди есть!
Это он про так называемое «совещание в пещере», когда собравшиеся накануне съезда на отдых в Минеральных водах «попить водички» некоторые члены Политбюро, включая Зиновьева, Каменева и Бухарина, собрались у подземного источника обсудить, кто и как должен руководить Политбюро и партией. Сталин туда мудро не поехал, а потом выставил на смех участников.

Вот вкратце и весь ход съезда. Можно было бы и добавить красок, «клубничку», зачитанную на съезде, обнародовать, но это только отдалит от глубинного смысла.
А он по мне заключается в том, что все эти послеленинские баталии 20-х годов на партсъездах были, несмотря на все умение и красноречие ораторов, простым и никому не нужным сотрясание воздуха. Партийные низы и партаппарат для себя уже определился с новым вождем, причем еще при жизни вождя старого. Их вождем был Сталин! И никто иной! Знал, видимо, Иосиф Виссарионович Джугашвили секрет верховной власти в этой стране, в России. Знал, как надо себя вести, чтобы народ тебя признал, за тобой пошел, и все в конечном счете тебе простил. Не знаю, сформулировал ли он для себя этот секрет, или он почувствовал его звериным чутьем, как уже в наше время Ельцин, и отчасти Путин, но это так. Этот секрет и есть главный секрет России, не разгадав которого все попытки модернизации страны и создание гражданского общества заведомо обречены на провал. Рыть надо в психологии русского народа, прежде всего там, а не заниматься обменом «умных мыслей» на интеллигентских кухнях , а теперь уже и в социальных сетях.
Малопродуктивное это занятие.